Абрам Иваныч Чингачгук (alex_nifontov) wrote,
Абрам Иваныч Чингачгук
alex_nifontov

Фубля, вторую главу асилил. Эти блядские лай-силфы заебали уже неиллюзорно. Чую, под конец лажать начал.

Животный мир же был в непрестанном движении между ночной и дневной сторонами. Здесь не могло существовать могучих динозавров – как не росло деревьев. Лишь подобия птиц – перепончатокрылые ящерки – да небольшие твари с холодною кровью резвились меж мутных ручьев и поросших багрянками заводей. Они вели свою жизнь на границе земли и воды, ибо только в этих местах могли сохранить потомство от страшных бурь. Яйца они откладывали в теплых глубинах озерного ила, надежно укрытых под толщей воды от бушующих над планетой ветров.
Казалось, разум не может возникнуть в безжалостном мире Лай-силф. Вселенная видела тысячи тысяч созданий, разбросанных по бескрайним просторам галактик – сдавшихся, обреченных на прозябание, забившихся в узкие щели экологических ниш. Но есть и другие, есть подлинные триумфаторы, не склонившиеся перед неумолимой стихией, зубами, когтями и щупальцами пробивавщие путь наверх. Те, для кого препятствия – лишь стимул для развития. Таковы Лай-силфы. Узкая грань отделяла их от пропасти;  если б опустошительные бури сотрясали их мир раз в восемь лет, их вид не возник бы вовсе. Но девять... Девять стало счастливым числом для них. Время дало им шанс принять вызов суровой природы, не сгинуть навеки в вездесущей грязи своей жуткой планеты.
Лай-силфы выиграли битву. Меньше чем за восемьдесят тысячелетий они вознеслись от ничтожной молекулы на вершину своей эволюции. Они победили саму смерть.

Девятилетний цикл их развития начинается в водной среде, куда прежнее поколение отложило под слоем придонного ила черные гроздья яиц. Несчетные стаи личинок в палец размером снуют в лабиринте гниющих останков растений, постепенно теряя хвосты с плавниками. Вместо них отрастает что-то вроде улиточной раковины. Опустившись на дно, молодые лай-силфы растут, и уже через несколько лет дно болот покрывается чем-то вроде цветочных горшков, над которыми колыхаются щупальца. Будто клубок разъяренных змей оплетает несчастную жертву, стоит ей лишь приблизиться к одному из этих «горшочков».
Наступает пора, и лай-силфы покидают водную колыбель, заселяя прибрежные заросли. Огрубевшие жабры вдыхают пахнущий мускусом воздух планеты. Ловкие щупальца шарят среди спутанных корневищ, и не только в поисках пищи. Им нужны узловатые черные клубни, хранимые теплой прелью со времен планетарного шторма. Каждый подобный клубень – хранилище памяти, в длинных цепочках молекул его вещества записан весь опыт, накопленный расой в ее труднейшем пути сквозь века.
 И эти цепочки несут осознание, мгновенный скачок к разумности, включают телепатические центры. Существо из миллиардов слай-силфов открывает глаза. И начинает размышлять.
Его знания – в основном философского толка, хотя высоко развита и математика. Все это стало возможным благодаря наблюдениям и размышлениям сменяющих друг друга несчетных поколений. Тьма ночной стороны, подобно магниту, притягивала миллионы глаз и умов, объединяя их телепатической силой в колоссальный, несравнимый ни с чем телескоп. Тысячи лет раздумий – и никакой технологии, никакой экономики. Культуре Лай-силфов  были чужды стремления к материальным благам, прогрессу, лишь знания стали их богатством. Однажды возникнув, они познают, это их единственная цель. Мощь их объединенного телепатией разума превосходит любые компьютеры, а восприятие – не имеет границ, свойственных человеку.
В физическом теле лай-силфам отведено ничтожное время, а вселенная, где они пробудились, так огромна, великолепный супергигант с его лунами так прекрасен. Природой им предначертано  коллекционировать бриллианты знаний. Если у жизни и есть цель, размышляют они, то это бесконечное путешествие к абсолютной истине. В этом природа и разум слились в совершенном согласии.
На девятый год их краткой жизни соседки Лай-силф вновь образуют цепочку. Объединенная сила электромагнитных полей  деформирует магнитосферу гиганта. Фонтан ионизированной материи, до того достигавший лишь первой луны, как по трубе, выплескивается в космос. Как раз на пути Лай-силф.
Десять часов луна купается в зловещем потоке ионов, что огибают ее магнитные линии. И этого времени вполне хватает, чтобы нарушить равновесие атмосферы. И шквал обрушивается на планету в конце брачного сезона. Лай-силф и их неразумные сородичи спешат отложить свои яйца, на время ужасной бури укрыв их под толщей озер. Цветы разбросали свои семена и погибли. Природа застыла в ожидании неминуемой смерти.
Лишь первый удар титанических молний лазурными вспышками озарит небосвод, лай-силфы кончают свои размышления и начинают сливать все свои знания в клетки наростов у оснований щупалец.
Стоном терзаемой планеты звучит вой ветра. Порывы ломают, как спички, метровой толщины папоротники. По зеленому морю джунглей ходят волны, взметая брызги листвы и вырванных с корнем стволов. Облака разлетаются клочьями серой ваты, скрученные в жгут руками свирепых смерчей. Тайфуны кружатся от полюса к полюсу, словно гигантский каток ровняя остатки джунглей с землей.
Лишь лай-силфы сохраняют спокойствие в хаосе сломанных веток и сорванных листьев. Их клейкие юбочки прочно вцепились в землю. Наросты, полные драгоценных знаний, спелыми фруктами опадают на землю. Среди корней и пожухлой травы им предстоит пролежать три года.
Ночь озаряют вспышки чудовищных молний. Высоко над пеленой рваных облаков раскинулась вуаль полярного сияния, перламутровую дымку стратосферы пронзают огненные стрелы, будто хвосты комет. А луны сближаются, окутанные таинственным свечением гигаватт энергии. И супергигант плывет в сердце космического циклона.
Дождь заряженных частиц пронзает атмосферу насквозь. Лай-силфы купаются в нем, поглощая его силу. Их разум теперь получил мощь, которой хватит, чтобы еще раз измениться. Теперь, когда накопленные знания упокоились в клубеньках, энергия гиганта принесла им не смерть, а запределье. Они оставляют свои тела, со скоростью света исчезнув в пространстве, бесконечно свободные, вечные.
Освободившийся разум несколько дней витает над планетой, наблюдая, как утихает буря, и жизнь постепенно вступает в свои права. Лай-силфы утратили тело, но смысл их жизни остался прежним– стремление к окончательной истине. Теперь, когда они свободны от ограничений плоти, не привязаны к одному миру, к одной звезде, когда целая Вселенная лежит у их ног, они хотят знать всё.
И они дрейфуют прочь от породившей их планеты, сначала робко, потом все уверенней и уверенней, тающая в пространстве волна любопытных призраков. Однажды, перед самым концом мира, они вернутся, все поколения лай-силфов, когда-либо жившие. Но это случится не раньше, чем погаснут звездные топки; они будут в пути до тех пор, пока не достигнут границы вселенной, когда она снова начнет сжиматься; они пролетят от одной Метагалактики к другой, и в конце концов соберутся в точке сингулярности, черной дыре, вобравшей все, что когда-либо существовало. И, когда они сойдутся вместе и поделятся знаниями друг с другом, может быть, они найдут ту самую, неповторимую абсолютную истину. И с этим знанием они выйдут за грань этого мира, на другой уровень бытия. Может быть, никто, кроме них, не увидит новой, преображенной вселенной.
А пока они смотрят и запоминают. Сама их сущность не дает лай-силфам участвовать в драмах мириадов жизней и миров, проплывающих мимо их эфирных сущностей.
Или им так кажется.

Subscribe

  • (no subject)

    Мне страшно это писать, но держать в себе еще страшнее. Любимая умерла. Без нее я жить не могу, поэтому есть вероятность, что это последняя запись в…

  • Однажды в парке

    Все-таки попробую добить остатки северных похождений. Там еще навалом, а выкладывать как-то не до сук было. Много ли напишешь, когда из-под тебя пол…

  • Геопроктологи на пляже - 3: все выше и выше и ниже

    День второй начался с дождичка в четверг. Да какого там дождичка — ливня! Грохотало так, что я думал, деревню Гадюкино смоет. А ведь могло бы,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments